LOCAL TREATMENT OF PURULENT WOUNDS AT PURULENT-INFLAMMATORY DISEASES OF THE MAXILLOFACIAL REGION IN CHILDREN
Abstract and keywords
Abstract (English):
Importance ― optimization of local treatment of purulent wounds in inflammatory diseases of the maxillofacial area in children. Objectives ― improving the effectiveness of local treatment of children with purulent-inflammatory diseases of the maxillofacial area. Methods. The study included 74 children who were treated for abscesses and phlegmon of the maxillofacial area in the Republican Clinical Hospital of Ufa. The patients were divided into 2 groups. The main group included 34 children with abscesses and phlegmon of the maxillofacial area. For treatment they used ointment with Furacilin, Lidocaine and Dibunolum. The control group included 40 patients. For their treatment used ointment Levomecol. Results. The course of the wound process in patients of both groups was accompanied by edema in the postoperative wound area. Edema was stopped 1.2 times faster in the main group (p<0,01). In the main group, hyperemia persisted for up to 3 days. In the control group, hyperemia persisted at 3.9 ± 0.2 days. Normalization of temperature after surgery in the main group occurred one day earlier (at 4,3±0,8 day). Reduced pain in children in the main group was observed after 3 days. Normalization of blood counts in the main group was faster. The healing of the postoperative wound in the main group occurred by 7.7 ± 0.2 days, in the control group – at 8.8 ± 0.2 days (p<0,01). The dynamics of the wound process in the main group was faster. Conclusions. Thus, the ointment based on Furacilin, Lidocaine and Dibunolum provides a prolonged effect of drugs, prevents side effects, creates a high concentration of the drug in the short term, possesses osmotic activity, improves the drainage conditions of the wound, leads to anti-inflammatory, antimicrobial, anesthetic action. The ointment is convenient and hygienic to use.

Keywords:
abscess, phlegmon, purulent wound, postoperative treatment, inflammation of the maxillofacial area
Text
Publication text (PDF): Read Download

Введение

Несмотря на разработку новых методов местного лечения гнойной инфекции, число больных с воспалительными заболеваниями и осложнениями  имеет тенденцию к увеличению [1, 5―8, 12, 15, 16, 21, 25]. Многие вопросы этиологии и патогенеза, профилактики и лечения детей с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области (ЧЛО) до настоящего времени остаются недостаточно изученными, этим объясняется  внимание к ним исследователей [2―4, 9, 10, 22―24]. Актуальность проблемы определяется не только частотой абсцессов и флегмон ЧЛО у детей, но и изменением их клинического течения [11, 13, 14, 17, 22― 24]. Успехи современной медицины, достигнутые в последние годы в борьбе с гнойной инфекцией, не исключают поиск новых, более эффективных методов местного лечения.   В комплексном лечении одонтогенной инфекции наряду с вскрытием и дренированием гнойного очага используется местное применение  лекарственных форм в виде мазей [18, 19]. Недостатком различных мазевых композиций является их гидрофобная основа, которая ухудшает возможность очищения раны и ее заживление. Мази на гидрофильной и эмульсионной основе по сравнению с гидрофобной обеспечивают лучший дренаж раны, но некоторые составы мазей недостаточно эффективны и оказывают непродолжительное лечебное действие. Такое явление зависит от состава мазевых основ. Кроме того, происходит болезненное травмирование поверхностных слоев раны из-за частых перевязок, увеличивается срок заживления и образуются грубые келоидные рубцы лица и шеи [2, 3, 19, 21]. Воспалительный процесс мягких тканей челюстно-лицевой области в детском возрасте часто протекает по типу гиперэргической реакции. С учетом этого создание новых мазевых средств, обладающих выраженными антибактериальными и антиоксидантными свойствами и пролонгированным лечебным действием, является актуальной задачей гнойной хирургии [1, 6, 8, 11, 20].

Цель исследования ― повышение эффективности местного лечения детей с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области с использованием разработанной нами мази (патент на изобретение № 2468350).

Материалы и методы

В исследовании принимали участие 74 ребенка от 5 до 16 лет, проходивших лечение по поводу абсцессов и флегмон челюстно-лицевой области в Республиканской клинической больнице г. Уфы. Пациенты были разделены на 2 группы:  основную, в которую входили 34 ребенка с абсцессами и флегмонами челюстно-лицевой области, получающие лечение с помощью мази  с фурациллином, лидокаином и дибунолом, и контрольную (40 пациентов),  при местном лечении которых использовалась мазь Левомеколь.

 По характеру локализации и тяжести клинического течения воспалительного процесса обе группы были сопоставимы. Гнойное расплавление ближайшего лимфатического узла наблюдали на 3-6-е сутки заболевания. Оперативное лечение при абсцедирующих лимфаденитах состояло в их вскрытии и дренировании гнойной полости.

Для лечения детей основной группы в послеоперационном периоде использовалась разработанная нами мазь, которая содержит в качестве действующих веществ фурациллин, лидокаин, дибунол, а в качестве гелевой основы ― сополимер стирол с малеиновым ангидридом лутрол-127 и воду, очищенную при определенном соотношении компонентов. После вскрытия гнойного очага рану промывали раствором фурацилина (1:5000) на изотоническом растворе натрия хлорида 0,9 % и дренировали. Раневую поверхность высушивали рыхлыми марлевыми тампонами, затем непосредственно на гнойную полость тонким слоем накладывали мазь, после чего накрывали стерильной марлевой повязкой или наносили мазь на марлевую повязку с последующей аппликацией на гнойную полость. Реже мазь при помощи шприца под давлением вводили в раневую полость после предварительного ее очищения от гноя или тампонами, пропитанными мазью, рыхло заполняли полости гнойных ран после их хирургической обработки. Мазь применяли ежедневно 1 раз в сутки до окончания периода экссудации.

Всем больным после вскрытия гнойного очага назначалась антибактериальная терапия, по показаниям ― инфузионная. Мази на водорастворимой основе, Левомеколь и разработанную нами мазь применяли в первой фазе раневого процесса. Перечисленные мази способны одновременно оказывать антимикробное, дегидратирующее, некролитическое, противовоспалительное и обезболивающее действие. В нашем исследовании наиболее эффективно применение мазевых повязок было при лечении раневого процесса с умеренно выраженными явлениями экссудации и дегенеративными изменениями.

Результаты и обсуждение

Контроль при лечении больных осуществляли по клиническим признакам (экссудация из раны, выраженность отека, гипертермия, сроки эпителизации), а также по результатам лабораторных анализов. Состояние при поступлении в основной группе расценивали как удовлетворительное у 10 (29,4 %) больных, средней степени тяжести ― у 23 (67,6 %), тяжелое ― у 1 (2,9 %), в контрольной удовлетворительное состояние отмечено у 13 (35,0 %), средней степени тяжести ― у 26 (67,5 %), тяжелое ― у 1 (2,5 %). Течение раневого процесса у больных обеих групп сопровождалось отеком в области послеоперационной раны, который купировался в 1,2 раза быстрее в основной группе, чем в контрольной (р<0,01). Аналогичная ситуация отмечалась и в отношении гиперемии: в основной группе она сохранялась до 3-х суток, в то время как в контрольной ― на протяжении 3,9±0,2 суток (р<0,01). Нормализация температуры после оперативного вмешательства в основной группе происходила на одни сутки раньше (на 4,3±0,8 сутки), чем в контрольной (к 5,5+0,6 суткам). Уменьшение выраженности болевого синдрома у детей в основной группе отмечалось после 3 суток. Нормализация показателей в общем анализе крови в основной группе происходила быстрее: уже к 3-м суткам после операции снижалось количество лейкоцитов, палочко- и сегментоядерных нейтрофилов, одновременно повышалось количество лимфоцитов. Заживление послеоперационной раны в основной группе происходило к 7,7±0,2 суткам после оперативного вмешательства, в то время как в контрольной ― к 8,8±0,2 суткам (р<0,01). Положительная картина наблюдается и в динамике течения раневого процесса.

Рис. Динамика течения раневого процесса у больных основной и контрольной групп
Fig. The dynamics of the wound process in patients of the main and the control groups

Анализ результатов микробиологического исследования содержимого раны показал,  что, как правило,  в нем чаще всего встречается  Staphylococcus aureus (табл.1).

Таблица

Результаты микробиологического исследования содержимого раны

Table The results of the microbiological study of the contents of the wound

Антимикробные препараты/ микроорганизмы

Staphylococcus aureus

Staphylococcus epidermis

Str.Oralis

Enterococcus fascialis ling.

Смешанная микрофлора

Амикацин

+

+

 

+

 

Амоксициллин

-

 

 

+

 

Гентамицин

+

+

 

-

 

Имипенем

+

+

+

 

 

Линкомицин

+

+

 

-

 

Бензилпенициллин

-

 

-

 

 

Клиндамицин

+

+

+

 

 

Оксациллин

+

+

 

+

 

Офлоксацин

-

-

+

-

 

Цефазолин

+

+

 

+

 

Цефепим

+

+

 

 

 

Цефотаксим

+

+

 

 

 

Ципрофлоксацин

-

-

 

+

 

Эритромицин

+

+

 

 

 

При определении чувствительности выделенной микрофлоры раневого содержимого установлена чувствительность микроорганизмов к эритромицину и цефотаксиму, что необходимо учитывать для назначения антибактериальной терапии.

Нормализация показателей в общем анализе крови в основной группе происходила быстрее: уже к 3-м суткам после операции снижалось количество лейкоцитов, палочко- и сегментоядерных нейтрофилов, одновременно повышалось количество лимфоцитов. Заживление послеоперационной раны в основной группе происходило к 7,7±0,2 суткам после оперативного вмешательства, в то время как в контрольной ― к 8,8±0,2 (р<0,01).

Заключение

Таким образом, на основании проведенных клинических исследований можно заключить, что предложенный мазевой состав обеспечивает выраженное пролонгированное действие лекарственных средств, предотвращает побочные действия, создает высокую концентрацию препарата за кратковременный срок, обладает осмотической активностью, улучшает дренирующие условия полости, обладает выраженным пролонгированным лечебным действием и, как следствие, ведет к противовоспалительному, противомикробному, анестезирующему действию, удобен и гигиеничен в применении.

References

1. Agapov B.C., Czarev V.N., Pimenova I.A. [Clinical and microbiological analysis of the results of the local application of perftoran in the complex treatment of patients with odontogenic face and body phlegmons]. Institut stomatologii =Institute of Dentistry, 2005, no.2: pp. 50-52 (in russ.).

2. Boev I. A., Godovalov A. P., Shtraube G. I., Antakov G. I. [Intensity of endogenous intoxication in patients with facial phlegmon and comorbid pathology]. Problemy` stomatologii=Actual problems in dentistry, 2018, no.1, pp. 71-75 (in russ.) https://doi.org/10.18481/2077-7566-2018-000014

3. Gajvoronskaya T.V. [Dynamics of the state of antioxidant activity of blood plasma in patients with odontogenic phlegmon of the maxillofacial area with complex treatment]. Rossijskij stomatologicheskij zhurnal= Russian Dental Journal, 2008, no.1: pp.30-31 (in russ.).

4. Gubin M.A., Xaritonov Yu.M. [Results of the study of complications of acute odontogenic infection in dental patients]. Rossijskij stomatologicheskij zhurnal= Russian Dental Journal, 2005, no.1: pp.10-14 (in russ.).

5. Dregalkina A. A., Kostina I. N. [Modern aspects of antibacterial therapy in practice of doctors-surgeons and maxillofacial surgeon]. Problemy` stomatologii=Actual problems in dentistry, 2017, no. 2.: pp.39-44 (in russ.). https://doi.org/10.18481/2077-7566-2017-13-2-39-44

6. Durnova E.A., Artifeksova A.A., Orlinskaya N.Yu. [Morphological criteria for the effectiveness of treatment of patients with acute purulent-inflammatory diseases of the maxillofacial area]. Stomatologiya=Stomatology, 2003, no.3, pp. 12- 14 (in russ.)

7. Durnova E.A. [Comparative analysis of the functional activity of neutrophils in the blood and oral cavity in patients with purulent-inflammatory process in the oral cavity]. Stomatologiya=Stomatology, 2005, no.3, pp. 29- 32 (in russ.)

8. Kolsanov A. B., Tolstov A. B., Voronin A. C. [Morphological features of the healing of skin defects in the application of wound phytocoatings in the experiment]. Morfologiya =Morphology, 2012, no.3: pp.80 (in russ).

9. Imenov D.A., Bakiev B.A., Kasenova N.S., Kuramaeva U.K. [Local drug treatment of purulent wounds in patients with purulent - inflammatory diseases of the maxillofacial area and neck]. Vestnik KGMA im. I.K. Axunbaeva=Bulletin of the, 2015, no.14: pp.88-95 (in russ.).

10. Kravtsevich L. A., Horov O. G. [Clinical Aspects, Diagnosis and Treatment of Phlegmon Maxillofacial Area and Neck]. Voyennaya meditsina = Military medicine, 2008, no. 2 (7), pp. 54–57. (in russ.)

11. Mirsaeva F.Z. Oslozhneniya gnojny`x vospalitel`ny`x zabolevanij chelyustno-licevoj oblasti [Complications of purulent inflammatory diseases of the maxillofacial region]. Ufa, 2006, 190p. (in russ.)

12. Petrosyan N.E`., Nedel`ko N.A., Gorbov L.V., Petrosyan E`.A. [The use of multivariate statistical analysis for the integrated assessment of the quality of treatment of patients with purulent-inflammatory diseases of the maxillofacial area]. Stomatologiya=Stomatology, 2004, no.6, pp. 26-30 (in russ.)

13. Razmakhnin E.V., Shangin V.A., Kudryavtseva O.G., Okhlopkov D.Y. [Possibilities of vacuum-instillation therapy with dimexidum and betadine in the treatment of purulent wounds]. Acta Biomedica Scientifica, 2017, no.2(6): pp.153-156 (in russ.) https://doi.org/10.12737/article_5a0a8e0d03dc42.56682733

14. Robustova T.G. Xirurgicheskaya stomatologiya [Surgical Dentistry]. M., 2003, 503p. (in russ)

15. Robustova T.G. Odontogennyye vospalitel'nyye zabolevaniya [Odontogenic inflammatory diseases], M., 2006, 664 p. (in russ.)

16. Solov`yov M.M. Tecz V.V., Bobrov A.P., Artyomenko K. L., Moshkevich I.R., Tecz G.V. [The use of deoxyribonuclease enzyme in patients with abscesses and phlegmons of the maxillofacial region]. Stomatologiya=Stomatology, 2006, no.6: pp. 40-45 (in russ.)

17. Tecz V.V. [The role of oral microflora in the development of human diseases] Stomatologiya=Stomatology, 2008, no.3: pp.76-80 (in russ.).

18. Fedota N. V., Fonareva E. A [Histomorphological picture of the wound process in the application of nanoparticle-based ointment in the treatment of wounds] Agrarny`j vestnik Urala =Agrarian Bulletin of the Urals, 2018, no.2: pp.1-1 (in russ.).

19. Udal`czova N.A., Ermolaeva L.A., Faizov T.T. [Inflammatory processes of the maxillofacial area (issues of pathogenesis and treatment)]. Institut stomatologii= Institute of Dentistry, 2005, no.4: pp.74 (in russ.).

20. Chujkin S.V. , Bajmuxametov A.R. Limfadenity` chelyustno-licevoj oblasti u detej [Maxillofacial lymphadenitis in children]. Ufa, 2006, 119p. (in russ.)

21. A.J. Singer, D.A. Talan. Management of skin abscesses in the era of methicillin-resistant Staphylococcus aureus. N Engl J Med, 370 (2014), pp. 1039-1047

22. Chen A.E., K.C. Carroll, M. Diener-West, T. Ross, J. Ordun, M.A. Goldstein, et al. Randomized controlled trial of cephalexin versus clindamycin for uncomplicated pediatric skin infections. Pediatrics, 127 (2011), pp. 573-80

23. L.G. Miller, R.S. Daum, C.B. Creech, D. Young, M.D. Downing, S.J. Eells, et. al. Clindamycin versus trimethoprim-sulfamethoxazole for uncomplicated skin infections. N Engl J Med, 372 (2015), pp. 1093-1103

24. Sinhabahu, V.P., Hettiarachchi, J., Gamage, M. and Beneragama, D.H., 2018. A child with an unusual lump in the cheek. Sri Lanka Journal of Child Health, 47(1), pp.89–90. DOI: http://doi.org/10.4038/sljch.v47i1.8440

25. Talan DA, Mower WR, Krishnadasan A, Abrahamian FM, Lovecchio F, Karras DJ, et al. Trimethoprim-Sulfamethoxazole versus Placebo for Uncomplicated Skin Abscess. N Engl J Med 2016;374:823-32. https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2016.06.073


Login or Create
* Forgot password?