CAUSES, DIAGNOSIS AND TREATMENT OF MAXILLARY SINUSITIS, THE CURRENT STATE OF THE PROBLEM
Abstract and keywords
Abstract (English):
Object. Patients with inflammatory diseases of paranasal sinuses make up about 1/3 of the total number of patients admitted to hospitals with diseases of the upper respiratory tract. The aim of the study was to describe the causes and methods of treatment of maxillofacial sinusitis according to the Department of maxillofacial surgery and otorhinolaryngology SB "SOKB № 1" AND compare them for the periods from 2006 to 2007 and from 2015 to 2018 g. Methodology. A retrospective study of nosology according to the annual reports and protocols of operating journals, patient histories of the Department of maxillofacial surgery and otorhinolaryngology SB "SOKB № 1" FOR the periods from 2006 to 2007, and from 2015 to 2018. Results. Over the investigated period, the proportion of hospitalized patients with sinusitis increased 1.9 times. Between 2016 and 2017, 2.7 times more patients with chronic sinusitis and rhinosinusitis were hospitalized than in 2006-2007. The number of hospitalized patients with acute sinusitis decreased significantly (9.5 times). The frequency of chronic inflammation in the maxillary sinus is 3.3-7.4 times higher than in other paranasal sinuses. Women predominate among patients with sinusitis. The age of patients with sinusitis is varied, but middle-aged and young people make up the majority. Analysis of factors of infection of the maxillary sinus showed that the most common cause of inflammation of the maxillary sinus in hospitalized patients were foreign bodies and perforations of the bottom of the sinus when removing the upper teeth. The analysis of surgical treatment methods of chronic maxillary sinusitis in different years showed that in 2006-2007 Caldwell—Luke sinusotomy prevailed, and now – endoscopic sinusotomy. Conclusion. Pathology of maxillary sinuses requires a comprehensive approach of an otorhinolaryngologist, dentist and maxillofacial surgeon in matters of diagnostic and therapeutic tactics.

Keywords:
maxillary sinusitis, foreign body of the paranasal sinuses, perforation of the maxillary sinus wall, sinusotomy, minimally invasive endoscopic surgery
Text

Введение

Проблема верхнечелюстного синусита является междисциплинарной для стоматологии и оториноларингологии. Это одно из наиболее частых заболеваний в практике современных врачей. По данным отечественных и зарубежных ученых, заболеваемость верхнечелюстным синуситом за последние десять лет возросла в два раза. Пациенты с синуситами составляют 1/3 от общего числа лиц, госпитализированных в стационары с заболеваниями верхних дыхательных путей [16]. Различными формами синусита страдает свыше 20 % населения планеты [11].

Если в более ранних исследованиях распространенность одонтогенного синусита оценивалась в 10-15 %, то в недавних исследованиях с использованием компьютерной томографии 3D он был диагностирован в 40 % случаев. Эти результаты могут быть связаны с применением более чувствительных и специфичных лучевых методов исследования, но могут также отражать различия в его диагностике [3, 12].

            При развитии синусита большое значение имеют бактериальная и вирусная инфекции [1, 14]. За последние два десятилетия отмечается повышенный интерес как зарубежных, так и отечественных исследователей к проблеме специфического поражения носа и околоносовых пазух, а именно микотической инфекции [4, 13, 17, 20, 21, 24, 27, 29,]. Актуальность грибковых заболеваний ЛОР-органов обусловлена прежде всего ростом распространенности данной патологии, который объясняется как улучшением качества диагностики этого вида поражений, так и расширением действия такого фактора риска их развития, как применение антибиотиков широкого спектра действия, глюкокортикоидных и противоопухолевых препаратов, вызывающих ятрогенные иммунодефицитные состояния [18, 26]. Росту грибковых поражений верхнечелюстных пазух способствует расширение спектра стоматологических вмешательств, при которых не исключена возможность нарушения целостности дна пазухи [6, 7].

Роль одонтогенной и риногенной инфекций в развитии верхнечелюстного синусита хорошо известна на протяжении многих лет [25]. Наиболее частый путь ее проникновения  —  естественное соустье, соединяющее пазуху с полостью носа. Источником инфекции также могут быть хронические одонтогенные очаги инфекции верхних зубов [15]. К возникновению одонтогенного верхнечелюстного синусита могут приводить гранулемы у верхушки корня зуба, субпериостальные абсцессы, пародонтит, а также инородные тела (пломбировочный материал, фрагменты отломков стоматологических инструментов, корни зубов, имплантаты) [8, 10, 19, 22, 23].

            В последние десятилетия отмечается тенденция к росту числа ятрогенных инородных тел околоносовых пазух носа. Чаще всего повреждается верхнечелюстная пазуха (60 %) и большинство таких случаев связано с проникновением в нее инородных тел после оказания стоматологической помощи [2], их обнаруживают при появлении или обострении воспалительного процесса, а также случайно при рентгенологическом или томографическом исследовании [9]. За последние десять лет в нашей стране получила широкое развитие современная эндодонтия. Однако проблема адекватного пломбирования каналов зубов  остается актуальной. По данным различных авторов, почти в 80 % случаев каналы пломбируются некачественно, а в 1,5 % наблюдений развившиеся осложнения (попадание пломбировочного материала в полость верхнечелюстного синуса или в нижнечелюстной канал) требуют оперативного лечения непосредственно или в ближайшее время после эндодонтического лечения [10]. Безусловно, для развития синусита имеют значение также факторы, нарушающие нормальный дренаж пазухи и ее вентиляцию: искривление перегородки носа, полипы, аденоиды, снижение общей реактивности организма и местного иммунитета.

Существуют  консервативные (медикаментозное лечение, аспирация секрета методом «перемещения» по Проетцу, пункция пазухи с промыванием и введением лекарств) и хирургические (синусотомия по Колдуэллу—Люку, эндоскопическая синусотомия, удаление инородного тела, иссечение ороантрального свища, пластика местными тканями) методы лечения верхнечелюстного синусита. Для каждого из них имеются свои показания, противопоказания, особенности выполнения, преимущества и недостатки. Эффективность хирургических методов лечения достаточно высока, при этом всегда имеется риск осложнений оперативного лечения [5, 28, 19].

За последние десятилетия отмечен существенный прогресс в диагностике и лечении заболеваний дыхательных путей, в частности, различных форм синусита. Достижения в области иммунологии, генетики, результаты фундаментальных исследований приблизили исследователей к решению многих проблем, связанных с возникновением и развитием патологических изменений в тканях на клеточном и молекулярном уровнях [29].

Однако до настоящего времени не получили широкого развития простые и доступные для клинической практики методы диагностики и лечения. Многие врачи недооценивают причинно-следственную связь синусита с анатомическими особенностями строения верхнечелюстной пазухи, что приводит к диагностическим ошибкам, осложнениям и рецидиву заболевания.

Цель исследования —  описать причины и методы лечения верхнечелюстного синусита по данным отделения челюстно-лицевой хирургии и оториноларингологии ГБУЗ СО «СОКБ № 1» и сравнить их за периоды с 2006 по 2007 и с 2015 по 2018 год.

Материалы и методы исследования

По данным годовых отчетов, протоколов операционных журналов и историй болезней пациентов отделения челюстно-лицевой хирургии и оториноларингологии ГБУЗ СО «СОКБ № 1», проведено ретроспективное исследование нозологий за периоды с 2006 по 2007 и с 2015 по 2018 год. Критерии включения: наличие воспаления околоносовых пазух у лиц женского и мужского пола старше 18 лет. При поступлении в стационар все пациенты были обследованы клинически, выполнены лабораторные и рентгенологические исследования. Диагноз заболевания установлен согласно международной классификации МКБ–10.

Проведена оценка следующих статистических показателей: общее количество пациентов, пролеченных в отделении в разные годы, локализация и клиническое течение синусита, методы лечения.

Статистическая обработка полученных данных выполнена с помощью программного обеспечения Microsoft Excel 2010 и описательной статистики.

Результаты исследования и их обсуждение

За анализируемый период с 2006 по 2007 и с 2016 по 2017 год была проведена реорганизация отделений ЧЛХ и ЛОР в Областной клинической больнице № 1, в 2010 г. в 2 раза были сокращены коечный фонд, штат врачей и отделения объединили в одно.

Общее количество госпитализированных пациентов в отделение ЛОР-ЧЛХ снизилось в 2,1 раза, выполненных операций — в 1,8 раза, при этом доля прооперированных пациентов по поводу верхнечелюстного синусита в 2016 и 2017 г. составила 98,4 % от общего числа госпитализированных, а в 2006 и 2007 г. — только 87,2 % (табл. 1).

Таблица 1

Динамика госпитализированных пациентов и проведенных операций в отделениях челюстно-лицевой хирургии и оториноларингологии в разные годы

Table 1. Dynamics of hospitalized patients and operations performed in the departments of maxillofacial surgery and otorhinolaryngology in different years

 

2006 год, абс.

2007 год, абс.

2016 год, абс.

2017 год, абс.

Количество госпитализированных пациентов по годам

3149

3302

1528

1532

Всего пациентов за 2 года

6451

3060

Количество проведенных операций по годам

2609

3015

1499

1511

Всего операций за 2 года

5624 (87,2 %)

3010 (98,4 %)

Количество пациентов, госпитализированных по поводу синуситов

602 (9,3 %)

551 (18 %)

 

Несмотря на уменьшение коечного фонда, штата врачей и количества госпитализированных пациентов за год, отмечено увеличение госпитализаций пациентов с синуситами. В 2006 и 2007 г. из 6451 госпитализированного доля пациентов с синуситами составила 602 чел. (9,3 %), в 2016 и 2017 г. из 3060 госпитализированных — 551 человек (18,0 %).  За исследуемый период доля госпитализированных пациентов с синуситами увеличилась в 1,9 раза.

При оценке динамики разных форм синусита прослеживается тенденция к увеличению госпитализаций пациентов с хроническим синуситом и риносинуситом в околоносовых пазухах: в 2016 и 2017 г. в 2,7 раза больше, чем в 2006 и 2007 г. Значительно (в 9,5 раза) снизилось количество госпитализированных пациентов с острым синуситом (рис. 1).

Рис. 1. Количество госпитализированных пациентов с разным течением синусита (данные представлены в %)

Fig. 1. The number of hospitalized patients with different course of sinusitis (data presented in %)

В структуре хронических моносинуситов поражение верхнечелюстной пазухи возникает чаще (49,8—67,4 %), вторыми по частоте поражения являются лобные пазухи (4,2—10,7 %). Прирост случаев госпитализаций пациентов до 15,2 % в 2016 и 2017 годах произошел за счет увеличения пациентов с хроническим риносинуситом.

Верхнечелюстная пазуха имеет наибольшие анатомические размеры в сравнении с другими околоносовыми пазухами: высокое расположение соустья, близкое расположение корней верхних премоляров и моляров к альвеолярной бухте.

Частота хронического течения воспаления в верхнечелюстной пазухе в 3,3—7,4 раза выше, чем в других околоносовых пазухах (табл. 2).

Среди пациентов с синуситами большинство составляют лица среднего (44,6 %) и молодого (28,9 %) возраста, преобладают женщины (57,2 %)  (табл. 3).

                                                                                                                                 Таблица 2

Динамика госпитализаций пациентов с хроническим синуситом и риносинуситом различной локализации

Table 2. Dynamics of hospitalizations of patients with chronic sinusitis and rhinosinusitis of different localization

 

2006 г.

2007 г.

2016 г.

2017 г.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Хронический верхне-челюстной синусит

70

50,0

117

52,0

157

67,4

115

49,8

Хронический фронтит

15

10,7

21

9,3

10

4,2

3

1,3

Хронический этмоидит

6

4,3

6

2,5

5

2,1

4

1,7

Хронический сфеноидит

4

2,8

8

3,5

6

2,6

7

3,0

Всего моносинуситов

95

67,8

152

67,5

178

76,4

129

55,8

Хронический риносинусит

45

32,2

73

32,5

55

23,6

102

44,2

Всего

140

100

225

100

233

100

231

100

 

365 (5,7 %)

464 (15,2 %)

 

Таблица 3

Пол и возраст пациентов с верхнечелюстным синуситом

Тable 3. Sex and age of patients with maxillary sinusitis

Возрастные группы по ВОЗ, лет

Мужчины

Женщины

Всего

абс.

%

абс.

%

абс.

%

25—44 (молодые)

13

65,0

11

39,3

24

50,0

44—60 (средний возраст)

5

25,0

13

46,4

18

37,5

60—75 (пожилые)

1

5,0

7,1

3

6,3

75—90 (старческий возраст)

1

5,0

2

7,1

3

6,3

Всего

20

41,6

28

58,4

48

100

 

В зависимости от этиологии различают риногенный, одонтогенный, травматический и аллергический синуситы. В связи с этим существуют трудности дифференциальной диагностики верхнечелюстного синусита по этиологии. Предрасполагающие факторы его развития разнообразные: периапикальные очаги одонтогенной инфекции, перфорация нижней стенки пазухи при удалении зубов, попадание пломбировочного материала, корней зубов в пазуху, искривление носовой перегородки, аномалии соустья пазухи, аллергическое воспаление и др. Наиболее частые причины воспаления верхнечелюстного синуса у госпитализированных пациентов — инородные тела (46,2 %) и перфорации дна пазухи (37,2 %) при удалении верхних зубов.

Таблица 4

Факторы развития верхнечелюстного синусита

Table 4. Factors of maxillary sinusitis

Факторы

2016 год

2018 год

Всего

абс.

%

абс.

%

абс.

%

1. Инородные тела

19

39,6

17

56,7

36

46,2

пломбировочный материал

6

31,6

4

23,5

10

27,8

корни зубов

6

31,6

5

29,4

11

30,6

мицетома

6

31,6

7

41,1

13

36,1

резиновый дренаж

1

5,2

0

0

1

2,8

2. Без инородных тел

9

18,8

4

13,3

13

16,7

3. Перфорация дна пазухи

20

41,7

9

30,0

29

37,2

Всего

48

100

30

100

78

100

 

 

 

Рис. 2. Хронический одонтогенный верхнечелюстной синусит слева. Дефект нижней стенки, инородное тело верхнечелюстного синуса (пломбировочный материал)

Fig. 2. Chronic odontogenic left maxillary sinusitis. Lower wall defect, foreign body of maxillary sinus (filling material)

 

Рис. 3. Хронический одонтогенный верхнечелюстной синусит слева. Инородное тело верхнечелюстного синуса (пломбировочный материал)

Fig. 3. Chronic odontogenic left maxillary sinusitis. Foreign body of maxillary sinus (filling material)

 

           

Рис. 4. Хронический одонтогенный верхнечелюстной синусит слева, инородное тело верхнечелюстного синуса (мицетома)

Fig. 4. Chronic odontogenic maxillary sinusitis on the left, foreign body of the maxillary sinus (mycetoma)

Существующие методы лечения пациентов с хроническим верхнечелюстным синуситом направлены на санацию пазухи, восстановление ее дренирования, аэрацию, удаление гнойного экссудата, инородных тел. Лечебная тактика включает выполнение синусотомии и фармакотерапии.  Синусотомия — «золотой стандарт» хирургического лечения хронического воспаления в пазухе, при неэффективности медикаментозного лечения выполняется в условиях стационара.

Радикальная синусотомия по Колдуэллу—Люку, более 100 лет применяемая в оториноларингологии и челюстно-лицевой хирургии, сохраняет в ряде случаев свои ведущие позиции, особенно при наличии ороантрального свищевого хода и необходимости пластики дефекта нижней стенки верхнечелюстного синуса местными тканями.

   

Рис. 5. Этапы синусотомии по Колдуэллу—Люку с пластикой дефекта нижней стенки верхнечелюстного синуса

местными тканями

Fig. 5. Stages of sinusotomy for Caldwell—Luc with the plastic defect of the lower wall of the maxillary sinus

with local tissues

Современный уровень оптической и микрохирургической техники способствует развитию принципиально нового метода — функциональной эндоскопической ринохирургии.

Рис. 6. Микросинусотомия под контролем видеоэндоскопических технологий

Fig. 6. Microsinusotomy under control of video endoscopy technology

Анализ методов хирургического лечения хронического верхнечелюстного синусита в разные годы показал, что в 2006 и 2007 г. преобладает синусотомия по Колдуэллу—Люку (68,4 %), а в настоящее время — эндоскопическая синусотомия (66,1 %).

 

Рис. 7. Хирургические методы лечения верхнечелюстного синусита в разные годы

Fig. 7. Surgical methods of treatment of maxillary sinusitis in different years

Выводы

1. Среди госпитализированных пациентов в отделение ЛОР-ЧЛХ СОКБ № 1 за анализируемый период количество пациентов с хроническим синуситом и риносинуситом увеличилось в 2,7 раза. 

2. В структуре хронических синуситов среди патологий других околоносовых синусов в разные годы преобладает (49,8 %) поражение верхнечелюстной пазухи.

3. Анатомические особенности верхнечелюстной пазухи создают трудности в дифференциальной диагностике этиологических факторов воспалительного процесса. Нами отмечено нередкое сочетание риногенных и одонтогенных причин.  

4. В последние годы преобладают диагностика и лечение верхнечелюстных синуситов с наличием инородных тел (46,2 %) как оториноларингологами (36,1 %), так и челюстно-лицевыми хирургами (58,3 %), а также с перфорацией дна пазухи (37,5 %).

5. Основным методом лечения хронического верхнечелюстного синусита является синусотомия. В настоящее время чаще выполняются малоинвазивные эндоскопические операции (66,1 %) в сравнении с операцией по Колдуэллу—Люку (30,5 %).

Патология верхнечелюстных пазух требует комплексного подхода оториноларинголога, стоматолога и челюстно-лицевого хирурга в вопросах диагностической и лечебной тактики.

References

1. Belyaeva, E. V., Kichikova, V. V., Nikiforov, V. A. (2014). Issledovaniye sposobnosti k obrazovaniyu bioplenki predstaviteley mikrobiotsenoza slizistoy obolochki nosoglotki prakticheski zdorovykh lyudey [Study of the ability to form biolayer by representatives of microbiocenosis of nasopharynx mucosa of practically healthy people]. Meditsinskiy almanakh [Medical almanac], 34 (4), 49–51. (In Russ.).

2. Berest, I. E. (2018). Klinicheskiy sluchay yatrogennogo inorodnogo tela verkhnechelyustnoy pazukhi [Clinical case of iatrogenic foreign body of maxillary sinus]. Trudnyj pacient [Difficult patient], 3 (16), 47–48. (In Russ.).

3. Bojko, N. V., Mironov, V. G., Bannikov, S. A. (2019). Differentsial'naya diagnostika neinvazivnogo mikoza okolonosovykh pazukh: gribkovyy ili bakterial'nyy shar? [Differential diagnosis of noninvasive sinus mycosis: fungal or bacterial ball?]. Medicinskij vestnik Severnogo Kavkaza [Medical Bulletin of the North Caucasus], 2 (14), 330–333. (In Russ.).

4. Bykova, V. V., Zalesskii, A. Iu. (2015). Redkaya prichina retsidiviruyushchego nosovogo krovotecheniya [Rare cause of recurrent nosebleeds]. Rossiyskaya rinologiya [Russian rhinology], 23 (1), 52–54. (In Russ.).

5. Davydov, D. V., Gvozdovich, V. A., Stebunov, V. E., Manakina, A. Y. (2014). Odontogennyy verkhnechelyustnoy sinusit: osobennosti diagnostiki i lecheniya [Odontogenic maxillary sinusitis: features of diagnosis and treatment]. Vestnik otorinolaringologii [Bulletin of otorhinolaryngology], 1, 4–7. (In Russ.).

6. Koshel, V. I., Sirak, S. V., Shetinin, E. V., Koshel, I. V. (2014). Morfologicheskiye izmeneniya v tkanyakh verkhnechelyustnoy pazukhi pri eksperimental'nom perforativnom sinusite [Morphological changes in the tissues of the maxillary sinus in experimental perforated sinusitis]. Meditsinskii vestnik Severnogo Kavkaza [Medical News of North Caucasus], 9 (3), 249–254. (In Russ.).

7. Koshel, I. V., Shetinin, E. V., Sirak, S. V. (2016). Patofiziologicheskiye mekhanizmy odontogennogo verkhnechelyustnogo sinusita [Pathophysiological mechanisms of odontogenic maxillary sinusitis]. Rossiyskaya otorinolaringologiya [Russian otorhinolaryngology], 84 (5), 36–42. (In Russ.).

8. Kulakov, L. A., Robustova, T. G., Nerobeev, L. I. (2010). Khirurgicheskaya stomatologiya i chelyustno-litsevaya khirurgiya : natsional'noye rukovodstvo [Surgical dentistry and maxillofacial surgery. National leadership]. Moscow : GEOTAR-Media, 928. (In Russ.).

9. Mareev, G. O., Ermakov, I. YU., Bebko, K. V. (2017). Inorodnyye tela verkhnechelyustnykh pazukh po dannym LOR-kliniki Klinicheskoy Bol'nitsy SGMU im. S.R. Mirotvortseva [Foreign bodies of maxillary sinuses according to ENT clinic Of clinical Hospital of SSMU. S. R. Mirotvortsev]. Byulleten medicinskih Internet-konferencij [Bulletin of medical Internet conferences], 7, 6, 1198–1200. (In Russ.).

10. Mareev, O. V., Lipilin, A. V., Kovalenko, I. P., Mareev, G. O. (2012). Analiz khirurgicheskikh metodik lecheniya odontogennykh verkhnechelyustnykh sinusitov, vyzvannykh popadaniyem v pazukhu inorodnykh tel [Analysis of surgical methods for the treatment of odontogenic maxillary sinusitis caused by foreign bodies entering the sinus]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Modern problems of science and education], 5, URL : www.science-education.ru/105. (In Russ.).

11. Morozova, O. V. (2012). Rol' gribkovoy infektsii v etiologii rinosinusitov [The role of fungal infection in the etiology of rhinosinusitis]. Prakticheskaya medicina [Practical medicine], 2 (57), 201–203. (In Russ.).

12. Piskunov, I. S., Glazev, I. E. (2018). Luchevaya vizualizatsiya khronicheskogo mikoticheskogo porazheniya polosti nosa i okolonosovykh pazukh ekstramaksillyarnoy lokalizatsii [X-ray visualization of chronic mycotic lesions of the nasal cavity and paranasal sinuses of extramaxillary localization]. Rossiyskaya rinologiya [Russian rhinology], 26 (1), 22–27. (In Russ.).

13. Red'ko, D. D., Shlyaga, I. D. (2012). Gribkovyy sinusit (obzor literatury) [Fungal sinusitis (literature review)]. Problemy zdorov'ya i ekologii [Health and environmental problems], 2 (32), 34–40. (In Russ.).

14. Sokolova. T. M. (2014). Mikrobnyye bioplenki i sposoby ikh obnaruzheniya [Microbial biofilms and ways of their detection]. Zhurnal Grodnenskogo gosudarstvennogo meditsinskogo universiteta [Journal of the Grodno State Medical University], 48 (4), 12–15. (In Russ.).

15. Sysolyatin, S. P. (2010). Odontogennyy verkhnechelyustnoy sinusit: voprosy etiologii, chelyustno-litsevoy, plasticheskoy khirurgii, implantologii [Odontogenic maxillary sinusitis: etiology, maxillofacial, plastic surgery, implantology]. Klinicheskaya stomatologiya [Clinical dentistry], 2, 2–6. (In Russ.).

16. Shul'man, F. I. (2003). Kliniko-morfologicheskoye obosnovaniye metodov lecheniya verkhnechelyustnogo sinusita, voznikshego posle endodonticheskogo lecheniya zubov : avtoref. dis. … dok-ra med. nauk [Clinical and morphological substantiation of methods of treatment of maxillary sinusitis arising after endodontic treatment of teeth : abstract. dis. Dr. med. sciences']. Moscow, 22. (In Russ.).

17. Braun, J. J., Bourjat, P., Gentine, A., Koehl, C., Veillon, F., Conraux, C. (1997). Caseous sinusitis. Clinical, x-ray computed surgical, histopathological, biological, biochemical and mycobacteriological aspects. Apropos of 33 cases. Ann. Otolaryngol. Chir. Cervicofac, 114 (4), 105–115.

18. Denning, D. W., Chakrabarti, A. (2017). Pulmonary and sinus fungal diseases in non-immunocompromised patients. Lancet Infect. Dis, 17 (11), 357–366. https://doi.org/10.1016/S1473-3099.

19. Fesilati, G., Chiapasco, M. (2013). Sinonasal complications resulting from dental treatment: outcome-oriented proposal of classification and surgical protocol. Am J Rhinol Allergy, 27 (4), 101–106.

20. Kim, D. K., Lee, D. W., Pyo, J. Y., Oh, Y. H., Cho, S. H. (2016). Bioballs causing asymptomatic or recurrent acute rhinosinusitis: two cases. J. Rhinol, 23 (1), 55–59.

21. Kim, D. K., W,i Y. C., Shin, S. J., Jang, Y. I., Kim, K. R., Cho, S. (2018). Bacterial ball as an unusual finding in patients with chronic rhinosinusitis. Clin. Otorhinolar, 11 (1), 40–45. https://doi:10.21053/ceo.2017.00332

22. Kim, S. J., Park, J. S., Kim, H. T., Lee, C. H., Park, Y. H., Bae, J. H. (2016). Clinical features and treatment outcomes of dental implant‐related paranasal sinusitis: A 2‐year prospective observational study. Clin Oral Implants Research, 27, 100–104.

23. Marsh, P. D. (2006). Dental plaque as a biofilm and a microbial community – implications for health and disease. BMC Oral. Health, 6 (1), 14–20. - https://doi.org/10.1186/1472-6831-6-s1-s14

24. Montone, K. T. (2016). Pathology of fungal rhinosinusitis: a review. Head and neck pathology, 10 (1), 40–46. https://doi.org/10.1007/s12105-016-0690-0/.

25. Puglisi, S., Privitera, S., Maiolino, L. et al. (2011). Bacteriological findings and antimicrobial resistance in odontogenic and non‐odontogenic chronic maxillary sinusitis. J Medical Microbiology, 60, 1353–1359.

26. Singh, A. K., Gupta, P., Verma, N., Khare, V., Ahamad, A. et al. (2017). Fungal rhinosinusitis: microbiological and histopathological perspective. J. Clin. Diagn. Res, 11 (7), 10–12. http://doi.org/10.7860/JCDR/2017/25842.10167.

27. Welsh, O., Vera-Cabrera, L., Welsh, E., Salinas, M. C. (2012). Actinomycetoma and advances in its treatment. Clin. Dermatol, 30, 372–381. https://doi.org/doi:10.1016/j.clindermatol.2011.06.027

28. Yalçın, S., Öncü, B. (2011). Surgical treatment of oroantral fistulas: a clinical study of 23 cases. J Oral Maxillofac Surg, 69 (2), 333–339.

29. Yoon, Y. H., Xu, J., Park, S. K., Heo, J. H., Kim, Y. M., Rha, K. S. (2017). A retrospective analysis of 538 sinonasal fun gusball cases treated at a single tertiary medical center in Korea (1996–2015). Int. Forum Allergy Rhinol, 7 (11), 1070–1075. https://doi.org/10.1002/alr.22007.


Login or Create
* Forgot password?